zhivoi (zhivoi) wrote,
zhivoi
zhivoi

Доктор Никитин повторяет «Гражданский Подвиг» Андрея Битова.

Доктор Никитин повторяет «Гражданский Подвиг» Андрея Битова.


Все, конечно, наслышаны о «Гражданском Подвиге» Великого Русского Писателя Андрея Битова. Где-то в начале 1960-х, если верить Легенде, Битов зашел однажды в Союз Писателей, увидел там «Певца Официоза» поэта Андрея Вознесенского, и ……….

набросился на него с кулаками и набил ему морду!

Так вот, если верить Легендам МГУ, то один из выпускников нашего Университета, человек по имени Доктор Никитин, этот Гражданский Подвиг решил повторить в самом конце 1990-х годов, и у него это то ли получилось, то ли почти получилось..... А приурочено то событие было к великой дате в истории постсоветской России – 200 летию со Дня Рождения Александра Сергеевича!

Наверное, почти каждый контрультурщик и представитель русской интеллектуальной богемы, что называется, примерял на себя «битовскую мерку», мечтал в глубине души оказаться на месте Писателя Битова и проверить самого себя «на вшивость», задавал себе непоростой вопрос «А что бы я сделал на месте Андрея Битова?», тем более, что Воскресенский – парень крепкий и мускулистый, довольно мощный мужик....

Но, прежде чем перейти собственно к Легенде, два важных предупреждения

Внимание, ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПЕРВОЕ: Сведения, излагаемые в Легенде, взяты из университетского фольклора, и могут не соответствовать действительности.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ВТОРОЕ: Дорогие поклонники Доктора Никитина, контркультурщики, антиэстеты, богемщики, экзистенционалисты, мистики, эзотерики, просто нормальные люди и все остальные! Пожалуйста, не пытайтесь больше повторять этот «подвиг». Во-первых, Андрей Вознесенский – поэт, уважаемый и пожилой уже человек и не надо его трогать, во-вторых, как говорят в Одессе, одна и та же шутка дважды не работает. А Вознесенского эта шутка, наверное, достала еще в молодости. Если мечтаете остаться в Вечности и войти в Легенды, сделайте лучше что-нибудь полезное для Человечества!

Так вот, для начала немного о главных героях этой Легенды.

Андрей Вознесенский – известный русский и советский поэт, стал знаменит во времена так называемой Хрущевской Оттепели, в те же примерно времена, что и Булат Окуджава и Евгений Евтушенко. Поколение так называемых «шеситдесятников» характеризуется неприятием официоза, а Андрея Вознесенского среди богемы 1960х было почему-то принято считать Певцом Официоза. Я лично не очень понимаю почему, мне лично кажется, что Вознесенский особо обласкан властью никогда не был и ни перед особо не кланялся, но в общем, я не специалист в этом вопросе, конечно. Возможно, что просто Вознесенский был не особенно радикален в своем неприятиии Официоза на фоне остальных шестидесятников, вот за ним и закрепилась такая слава? Не знаю.

Как бы там ни было, существует Легенда (или Быль? – тут мнения расходятся), что однажды в 1960-е годы культовый русский писатель Андрей Битов зашел как-то раз в Союз Писателей, увидел там Андрея Вознесенского, и, безо всяких объяснений, набросился на него с кулаками и набил Андрею Вознесенскому морду. Дело получило огласку, и над Битовым устроили Товарищеский Суд. Андрея Битова попросили объяснить свое поведение, на что он ответил:

«Товарищи, сейчас я вам все расскажу, как там было дело, как все случилось на самом деле. И, я уверен, когда вы узнаете, как все было на самом деле, то вы поймете, почему я так поступил и согласитесь, что поступил я на самом деле правильно, да и не мог я поступить по-другому!

Так вот, а дело было так -- захожу я однажды в Союз Писателей, и вдруг вижу там физиономию Андрея Вознесенского! Разумеется, я тут же набросился на него с кулаками и набил ему морду! А разве мог я, как честный человек, поступить по-другому? Надеюсь, теперь, после того, как вы знаете, как это было на самом деле, вы согласитесь со мной, товарищи, что я правильно поступил!?!»

Эта замечательная сюрреалистическая история давно уже стала легендарной, и для представителей русского контркультурного андеграунда избиение Вознесенского Битовым – это символ торжества непосредственности и раскерепощенности Творца над Певцом Официоза и окостеневшими формами, своего рода «Гражданский Подвиг», эталон эпатажа. Для русского андеграунда та знаменитая драка – примерно как «Гражданский Подвиг Джимма Моррисона», однажды продемонстрировавшего свое Мужское Достоинство прямо со сцены, -- для андеграунда американского (а на русской почве этот тип «Гражданского Подвига» впервые повторил знаменитый русский поэт и музыкант Ник Рок-н-Ролл, по легенде, опять же...).

Понятно, что о «Гражданском Подвиге» Андрея Битова был наслышал известный деятель МГУ-шного интелектуального андеграунда, мыслитель и философ Доктор Никитин, что нередко обсуждал он эту историю с товарищами, и, как, наверное, каждый контр-культурщик, «примерял на себя эту мерку», думал, а что бы сделал он сам на месте Андрея Битова и решился бы он на повтороение «Гражданского Подвига Андрея Битова», приключись подходящий случай войти в Легенду, или нет? Ну, Вы сами знаете, чисто теоритически мы часто прокручиваем подобные ситуации в мозгу, обсуждаем их с близкисми друзбями, типа кто знает, а вдруг выпадет?......

Доктор Никитин – сам по себе Личность Суперлегендарная. Выпускник Кафедры Физхимии Химфака МГУ, один из сильнейших университетских интеллектуалов, большой знаток науки, философии, музыки и литературы, мощнейшая фигура в МГУ-шном интеллектуальном и культурном андеграунде 1990-х. Думаю, без преувеличения можно сказать, что Доктор Никитин воспитал целое поколение молодых университетских интеллектуалов, контркультурщиков и свободномыслящих творцов. Понимаю, что говорю сейчас банальными заезжанными штампами, но, наверное, многие из учившихся в МГУ в 1990-е годы сейчас со мной согласятся!?!

Примечательно, однако, что при всем при этом Доктор не только не прилагает никаких формальных усилий к воспитанию университетской молодежи, но, похоже, наоборот, в силу природной скромности стесняется, что ли, своей Миссии? Он никого не воспитывает, в том смысле, что нотаций не читает, и даже не пытается.

Влияет он на огромное количество людей в Московском Университете каким-то парадоксальным образом – книг не пишет, теорий своих нигде не публикует, официально нигде не преподает, да и неофициально тоже не преподает, даже ЖЖ давно перестал писать, тем не менее, так получается, что много достойных людей признает, что они выросли и созрели интеллектукально и морально именно под докторским влиянием и никак иначе! Такой вот парадокс, но в МГУ это очень частое явление и вообще, на мой взляд, неформальное образование и общение, которое может быть получено в Университете, не менее важно для формирования личности ученого и мыслителя, чем образование формальное. Это особенность великих русских университетов и в первую очередь -- МГУ.

Так вот, вернемся однако, к нашей Легенде. Другой участник этой истории – Илюша Длинных, друг, соратник и в чем-то ученик Доктора Никитина, он тоже выпускник Химфака МГУ, а также хороший знакомый культового русского режиссера Димы Зе.

Наконец, еще один герой этой Легенды – культовый русский режисер, сценарист, музыкант, ученый и философ, а также поэт, автор, исполнитель и собиратель блатняка и городского романса Дима Зе. Личность изумительная и легендарная, это один из наиболее легендарных поэтов-бардов в истории Московского Университета. Если верить Легендам МГУ, то музыкой, наукой, поэзией, кино и философией Дима Зе занялся одновременно примерно в возрасте 3-4 года. Уже в пять лет он занимался всем этим профессионально – снимал кино, писал сонеты и на профессинальом уровне определял какую-то группу жуков.

Автор и исполнитель песен, создатель нового синтетического направления в музыке под названием Блат-Рок (от русского слова Блатной, а не от английского «кровь»), Дима еще в конце 1980-начале 1990-х, словно предвидя будущий расцвет блатняка и городского романса, попытался объединить рок-музыку с блатняком, и у него это прекраснро получилось!

Дима закончил факультет Почвоведения МГУ, и, кроме этого, получил второе образование в области кинематографии – отучился ещё на Высших Курсах Режиссеров и Сценаристов. С какого-то момента Дима Зе переключился в основном на кинематографию, и сейчас он -- известный режиссер и киносценарист.

Так вот, а приурочена эта Легенда к величайшему культурному событию в истории постсоветской России – к 200-летию Великого Русского Поэта Александра Сергеевича Пушкина. Точнее, к документальному фильму про празднование этой даты в Москве. Тогда, в июне теперь уже далекого 1999 года, Дима Зе снял интереснейший документальный фильм под названием «И вновь я посетил», как раз про то, как русские люди празднуют 200-й День Рождения Великого Поэта.

Обычно такого рода фильмы полны напыщенного официоза, речей политиков и бюрократов от культуры, выступлениями высокооплачиваемых звезд эстрады, в них показаны фешенебельные шоу и миллионные фейерверки и тп... А Дима Зе вместо этого, что называется, «пошел в народ» и снял, как отмечает 200-летие Поэта «человек с улицы» -- обычные русские работяги, бомжи, недобитые реформами интеллигентные московские старушки, полусумасшедшие поэты, кухонные философы и мистики, про то, как они они читают стихи, пьют, дурчатся, танцуют вальс и вообще радуются жизни!

Фильм, на мой взгляд, получился великолепный, но, скажу сразу, он вызвал довольно неоднозначную и противоречивую реакцию кинокритиков и общественности. Раздававлись голоса о том, что , дескать, не таким должно быть празднование Великой Даты, что нечего показывать всякую нищету и оборванцев, и что больше внимания надо было уделить показу официоза и многомиллионных шоу.

Как бы там ни было, премьера того фильма стала знаковым культрурным событием, а после премьеры, как водится у хлебосольных киношников, состоялся дружеский банкет... Поскольку Илья Длинных и Доктор Никитин помогли Диме Зе в организации съемок фильма «И вновь я посетил» и даже фигурируют там в титрах, то их тоже пригласили на банкет.

Необходимо отметить, что Доктор Никитин был настолько рад успеху фильма легендарного Димы Зе, что немедленно по кончании киносеанса начал праздновать это событие бутылкой портвейна «Три Топора», а потом еще и залакировал все это дело парочкой баллонов пива «Очаковское Оригинальное». Так что к началу банкета он уже был немного «под шофе», пардон мой французский!

Так вот, а банкет тот проходил в каком-то культовом месте киношников, то ли в банкетном зале ВГИКА, то ли в Доме Кино, набилось туда человек сто, включая известных деятелей кино, искусства и литературы. Вдоль стен того зала висели портреты классиков литературы и искусства, и почему-то среди них было много поэтов-шестидесятков, а Дотор Никитин, скажу Вам по секрету, немного недолюбливает шестидесятническую поэзию и бардовское КСП.

Столы ломились от яств и напитков, народ расселся и начал отмечать. Долго уговаривать никого не пришлось, празничные тосты раздавались один за другим: «За Кино! За Музыку! За Вдохновение!» -- только успевай наливать! Киношники – большие эстеты, и помимо традиционных для таких случаев водки и тушенки стол изобиловал также бутылками коньяка, вина, шампанского, салатами и будербродами, а прямо напротив Доктора Никитина эстетски-провокационно красовался большой полупрозрачный кувшин с фруктовым крюшоном, а на его дне осели в большом количестве маринованые вишенки....

Доктор Никитин, поскольку он начал отмечать заранее, был уже довольно пьян. Вишенки в кувшине привлекли его внимание. Он запустил пятерню в кувшин с крюшоном, умело достал отттуда целую пригоршню вишни и решил полакомится своей законной добычей.....

Киношники продолжали говорить тосты, и тут кто-то, как нарочно, произнес тост «За Культуру!» А Доктор как раз поедал первую порцию мариновных вишен из крюшона и скептически рассматривал портреты бардов-шестидесятников на соседней стене. «Какая, на*** культура!» -- возмущенно бробурчал жующий вишни Доктор Никитин! «Это, что ли, культура!» -- проорал он уже гормче, указывая пальцем в сторону одного из портретов! «Да это Говно, а не культура!» -- возмущено продолжил он и расстрелял портрет очередью косточек от только что съеденных вишен. «Или, что, вот это, что ли, по Вашему, культура!» -- продолжил он, прецельно выплёвывая вишневые косточки уже в портрет следующего классика, -- «Да это еще большее Говнище! Да кому на*** нужна такая Культура! Говно сплошное!»

Таким образом Доктор методично расстреливал портрет за портретом и отпускал свои бесподобно-критические культурологические комментарии, чем немало веселил поначалу соседей, но потом это стало уже несколько надоедать, и более трезвый Дима Зе понял, что не всем такое активное неприятие шестидесятничества по душе, и назревает небольшой конфликт.

Так вот, и надо ж такому получиться, что замыкал эту портретную галерею поэтов-шестидесятников Андрей Вознесенский! То есть не его портрет, а сам поэт Андрей Вознесенский вживую, но сидел в аккурат в конце портретной галереи и для пьяного Доктора Никитина казался последним портретом в ряду классиков литературы, тем более, что по символичсескому смыслу очень подходило, и Вознесенский в эту компанию классиков-шестидесятников вписывался! И тем более, что поэт Вознесенский, видимо, был очень уставшим и двигался мало.

Вознесенский выпучил на Доктора слегка удивленные глаза, и, словно даос, положившийся на Провидение Судьбы, стоически наблюдал за неумолимо приближающейся струйкой выплёвываемых Доктором вишневых косточек, и даже не пытался в это вмешаться, будто это был какой-то объективный природный процесс!

Так вот, Доктор вовсю уже разошелся и распалился, от души ругая современную русскую поэзию, каждый раз оплевывая очередного классика, и добрался наконец до конца портретной галерии. Тут он увидел замыкающего картинный ряд поэта Андрея Вознесенского, принял его за очередной портрет, и, вновь воспылав праведным гневом, продолжал: «Или вот посмотрите на ЭТО! Это, что, Культура, что ли по-Вашему? Вы, что же, хотите, чтобы я за ТАКОЕ пил!?!» -- и он запустил пригоршню вишни в рот и, дожёвывая вишню, стал уже прицеливаться!

Тут наконец-то Вознесенский не выдержал и шевельнулся. Лицо Доктора Нитина перекосила гримаса искреннего удивления, постепенно перераставшая в радостную улыбку Предвкушения Вечности и Легендарности, -- ведь до Доктора наконец-то дошло, что это не портрет Вознесенского, а сам что ни на есть Легендарный Поэт Андрей Вознесенский собственной персоной!

«Щас! ЩасВСЁ будет!» -- торопливо произнес он свою коронную фразу, а друзья Доктора знают, что, когда он так говорит, то, значит, что-то затеял! Доктор схватил в каждую руку по нераспечатанной бутылке армянского коньяка, и, пошатываясь, двинулся в сторону Легендарного Поэта. Окружающие подумали, что он хочет бухнуть коньяка со знаменитостью, но до Димы Зе дошло, что надо что-то срочно делать. Он вдруг отчетливо вспомнил, что Доктору Никитину очень нравится Легенда про драку Андрея Битова с Вознесенским, и, ежели сейчас Доктора не остановить, он ведь тоже не упустит свой шанс войти в Легенды, и может начаться большая драка!

Понятно, что, если б Доктор Никитин напал тогда на Легендарного Поэта, то нашим пришлось бв непросто – с МГУ там было только трое (Дима Зе, Доктор и Длинных), причем Доктор был уже в сильно небоевом состоянии, а киношники наверняка вступились бы за шестидесятника, и смогли бы выставить как минимум человек сорок отборных бойцов, причем в самой что ни на есть прекрасной кондиции – уже сильно выпивших и разгоряченных, но еще не потерявших координацию движений. В таком состоянии киношника лучше не злить, а тут – целых сорок!

Так вот, все это так, но не подумайте, однако, что Дима Зе струсил. Дима Зе – смелый, бесстрашный и закаленный в битвах боец, и не раз приходилось ему вступать в неравный бой. Дело тут в другом, -- Дима, как я уже упоминал, немало времени посвятил изучению и сбору городского романса, и волей-неволей частично проникся этикой криминально-музыкальной среды. Так вот, а обидеть Поэта в этой среде считается очень серьезным нравственным проступком. Так что, несмотря на всё уважение к культурософским критическим изысканиям Доктора Никитина, поддержать наезд на Поэта Вознесенского он ну никак уж не мог – этика не позволяла!

Сработал Дима Зе очень четко – он схватил шатающегося Доктора за шкирку и сказал всем, что отведет его в туалет освежится, а на самом деле затащил его в жигуль и поскорее повез в ГЗ. Чтоб Доктор еще чего не учудил в дороге, две бутылки коньяка у него пришлось на время конфисковать. Вообще-то Дима Зе никогда не пьёт за рулем, но тут он сильно перенервничал за Доктора и Андрея Вознесенского, ему надо было немного успокоиться, -- он открыл обе бутылки, зажал их между пальцев, и руля поочередно то правой то левой рукой, прихлебывал коньяк то из одной, то из другой бутылки.

Так что когда Дима Зе доехал до ГЗ, то уже немного захмелел и резонно решил назад к киношникам не возвращаться, так что они праздновали банкет уже без главного виновника, и режиссер Дима Зе продолжил празднование уже в ГЗ МГУ.

Честно говря, я долго думал над над тем, правильно ли называть эту Легенду «Доктор Никитин повторяет «Гражданский Подвиг» Андрея Битова», ведь Доктора, судя по всему, все-таки вовремя остановил Дима Зе? Думаю, тем не менее, что название справедливое и даже полезное в дидактическом отношениии и демонстрирует разницу между совершенным и несовершенным видом глаголов – ведь Доктор «Гражданский Подвиг» и впрямь повторЯл, хотя и не повторИл.

В некоторых версиях Легенды, впрочем, слышал, что Доктор все-таки напал на Легендарного Поэта, но в большинстве – что раскритиковал словесно и только собирался, но Дима Зе его вовремя остановил. Так, что Док, не обижайся, как говорится, Платон мне друг, но Истина – Дороже! Может, через пару лет я услышу в университетском фольклоре какие-то новые подробности и изменю свое мнение, но пока -- только попытка повтонрения «Гражданского Подвига Андрея Битова», хотя и легендарная! «Найс трай!», как говорят в Америке!


Еще на банкете том был Илья Длинных, и, когда его спросили, как же так, Илюша, неужели у тебя не было соблазна последовать Андрею Битову и войти в Легенды, он ответил так: «Соблазн всегда есть в нашей жизни! Но когда я посмотрел на Вознесенского, то понял, что этот человек мне в отцы годится, к тому же, чтобы там про него ни говорили в Легендах про Битова, Вознесенский -- известный и уважаемый Поэт! А поэтов надо любить и уважать!»

Думаю, одним этим своим мудрым ответом Илья уже доказал, что сам достоин войти в Легенды, вот я его сейчас в Легенду и вписываю!


Опубликовано в Сообществах

МГУ

http://community.livejournal.com/msu/


И

Легенды МГУ

http://community.livejournal.com/msu_legends/





Tags: Легенды МГУ
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 3 comments